Продается ритейлер: что происходит с дальневосточными торговыми сетями – разговор с экспертом

"Магнит" покупает треть доли "Самбери", а площади "Амбы" отошли "Пятерочке" - выясняем, кризис ли это регионального бизнеса или закономерный виток развития рынка ...

Конечно, такие сделки не заключаются за пару дней — подготовки к ним может идти месяцами. Но для внешнего наблюдателя, как заметил корреспондент ИА AmurMedia, они произошли практически одномоментно: компания “Невада” продала треть доли “Самбери” федеральной сети “Магнит” (в дальнейшем планируется выкуп нашей сети полностью) и торговые площади сети магазинов-складов “Амба” купила X5Group. В Хабаровске та “Амба”, что напротив ДВГУПС, уже лишилась вывески и встала на ремонт.

Что же происходит с дальневосточными ритейлером? Ожидать нам переполненных полок с товарами по доступным ценам или федеральные сети, зажав местные, начнут проводить агрессивную ценовую политику? Об этом и многом другом мы беседуем с Ильей Усановым, кандидатом экономических наук, доцентом ВАК.

Илья Усанов. Фото: Личный архив

— Илья Геннадьевич, эти два события — совпадение или проявление некоего системного кризиса регионального ритейла? 

— То, что сегодня происходит с “Самбери” и “Амбой” — является классическим примером развития рынка. Мне вспоминается аналогичная ситуация, которая имела место, кажется, в 2012 году. Сеть “Самбери” заходила на рынок города Комсомольска-на-Амуре. Скептики пророчили крах всех мелких компаний города, но этого не произошло. Несколько крупных игроков, реализующих аналогичную бизнес-модель, действительно ушли с рынка. Но другие, та же “Амба”, “Унимарт”, организовались и остались. И в целом, судя по тому, какими темпами расширялись их торговые сети, они сделали ставку на ахиллесову пяту “Самбери”: “Самбери” не может прийти к потребителю, поэтому последний должен прийти к “Самбери”. Это и преимущество, и главный недостаток этой компании. Маломобильное население будет всегда. Примерно через 10 лет “Самбери” поглотил сеть “Унимарт”. Ну а теперь, пришел и его черед быть поглощённым. Что-то похожее было с выходом на рынок компании “ЛеруаМерлен”. Тоже были страшные прогнозы, относительно некоторых игроков. 

В экономика, впрочем, как и везде, все относительно. Любой рынок проходит несколько стадий своего развития: от состояния, когда рынка еще нет, до состояния олигополии или монополии.

— Что это означает на практике? Мы увидим экспансию федеральных компаний-монополистов?

— Представьте себе первую четверть декартовой системы координат. Ось OX — этапы развития рынка, ось OY — количество компаний. В точке 0;0 рынка еще нет. Далее в соответствии с концепцией S-образной кривой, рынок начинает формироваться. Растет спрос — растет и предложение. Компании-пионеры вкладывают свои ресурсы в продукт и в создание спроса. Если спрос реагирует на товар повышением, начинает формироваться рынок. На этом, начальном, этапе его становления количество участников рынка невелико, что объясняет высокий уровень цены на товар. 

На следующей стадии развития рынка, как правило, происходит резкий и бурный рост потребления. Конечно, при условии, что товар был принят потребителем и “распробован”. На этом этапе, компании основатели рынка, переживают резкий подъем спроса и активно развиваются. В теории этот этап называется “снятие сливок”. Такой успех невозможно утаить и количество компаний-конкурентов начинает кратно увеличиваться. Это приводит к тому, что обостряется конкуренция. Считается, что рост уровня конкуренции должен вызвать снижение цены, но так происходит не всегда. Дело в том, что на цену влияет не только уровень конкуренции, но и масштабы деятельности компаний. Таким образом, чтобы мы с вами увидели снижение цены, необходимо выполнение одновременно двух условий: и конкуренция, и масштабы деятельности компаний должны демонстрировать рост. 

"Пятерочка" очень активно осваивает дальневосточный рынок

“Пятерочка” очень активно осваивает дальневосточный рынок. Фото: Илья Аверьянов

Следующий этап развития рынка, связан с достижением “потолка” роста. Рынок сформировался, количество игроков достигло максимума. О кратном увеличении его размеров речь уже не идет. Темпы прироста измеряются на 5-10% в год, или даже меньше. В этих условиях дальнейшее обострение конкуренции приводит к недостаточному обогащению со стороны бизнеса, возникает избыточная конкуренция, которая приводит к обратному эффекту — росту цен. 

Однако, как следует из наблюдений, еще до начала этого рынок начинают покидать некоторые игроки, “снявшие сливки” и не желающие мириться с резким падением прибыли. Они уже подготовили себе пути отхода и переходят на другой товар или технологию. 

Приход федеральных компаний — нормальный естественный процесс развития рынка и их собственного развития. Не думаю, что в контексте общей темы разговора это плохо. У ситуации есть и плюсы, и минусы. Смотря об интересах каких субъектов мы будем вести речь.

— То есть именно это сейчас и происходит с “Самбери”: владельцы сняли сливки и уходят?

— Я бы не так сказал. Годовая прибыль компании — это тактический выигрыш. Рост стоимости самой компании (капитализации) — это выигрыш стратегический. Управление компанией преследует цель сбалансировать оба этих целевых показателя. Пока компания как объект купли-продажи дорожает, собственник заинтересован держать этот актив. Как только компания перестаёт прибавлять в цене, для собственника это сигнал, что нужно её обналичивать (продавать). Классический цикл развития компании выглядит так: зарождение, рост (заканчивается точкой бума), потом спад и смерть. 

Вот собственник и пытается продать то, что сейчас находится на пике, но дальнейших перспектив роста не имеет или же они весьма неопределенны. Могу привести такую аналогию: собственник, который поездил на машине и принимает решение её продать, пока она не начала ломаться. В одной из статей, посвященных поглощению Самбери, директор формата “Магнит у дома” Олег Сиднин в качестве одной из причин продажи региональных сетей крупным игрокам называл усталость их владельцев от бизнеса.

Сменится ли вывеска — "Магнит" вместо "Самбери" — узнаем позднее

Сменится ли вывеска — “Магнит” вместо “Самбери” — узнаем позднее. Фото: ИА AmurMedia

— Усталость? Когда бизнесмен устает от своего бизнеса?

— Рискну предположить, что под “усталостью”, вероятно, и следует понимать достижение пика капитализации компании и отсутствие дальнейших перспектив роста её рыночной стоимости. Мне бы, например, им в голову не пришло продавать растущий бизнес, если только “под дулом пистолета”. Однако, я мало владею подробностями проведения этой конкретной сделки и её условий. Интересно бы было выслушать мнение второй стороны.

— Хорошо, давайте вернемся к этапам развития рынка. Мы остановились на моменте, когда избыточная конкуренция ведет к росту цен.

— Да, в конце этапа развития рынка, темпы его роста существенно замедляются, но компании продолжают прибывать. Уровень конкуренции начинает зашкаливать. Компании начинают испытывать трудности. Больше средств необходимо расходовать на то, чтобы выделиться из общей массы, а в условиях когда главным инструментом конкуренции является цена, возникает ситуация недостаточного обогащения. Более крупные игроки имеют больший запас финансовой прочности и способны воздействовать на более мелких через стратегии ценовой конкуренции. Иными словами, тот кто преуспел на этапе формирования рынка, тот имеет больше шансов выжить. Под воздействием этого процесса, ряд компаний оказываются несостоятельными. Они либо разоряются, освобождая рынок оставшимся, либо поглощаются более сильными. Здесь следует заметить, что поглощение и слияние — это один из классических механизмов развития бизнеса. Дальнейшая судьба поглощённых компаний разная. Одни подвергаются ребрендингу и встраиваются в систему компании-поглотителя, другие продолжают функционировать под собственным брендом, однако при этом фактическим бенефициаром становится компания-поглотитель. 

Рынок постепенно превращается в олигополию. Олиго — от греческого “малочисленный”, полио — продаю, торгую. Для государства, олигополия, является весьма привлекательной. 3-4 крупных компании с достаточным уровнем обогащения с одной стороны, с другой — никто из них не имеет абсолютной власти на рынке, а с третьей — очень удобно для администрирования.  На этом этапе государство активно администрирует рынок, не допуская дальнейших слияний и поглощений или создания союзов и картельных сговоров через антимонопольное законодательство. Главная задача государства не допустить развития монополии. В свою очередь, компании преимущественно отказываются от ценовых методов конкуренции, стремясь зафиксировать цены и повысить выгоду потребителя. Вспомните, что происходило на рынке услуг операторов сотовой связи. Я считаю, что на сегодняшний день, потребитель существенно увеличил свою выгоду, по сравнению с периодом становления этого рынка. 

— Я бы добавила, что цена важна еще и потребителя. И вот тут есть сомнения в том, что сценарий поглощения выгоден конечному потребителю. Должна быть система сдержек и противовесов — аппетиты федеральных компаний сдерживают региональные, региональные сети, в свою очередь, уравновешивают небольшие частные магазины. Есть опасения, что поглощение “Самбери” и вытеснение “Амбы” не пойдет на пользу покупателю. 

— В конечном итоге в экспансии федеральных сетей есть как положительные, так и отрицательные моменты. У каждой медали всегда две стороны.  Вот здесь как раз и необходимо администрирование со стороны государства. Все же потребитель скорее выиграет, чем проиграет. Но это однозначно не будет только проигрыш. Система сдержек и противовесов существует, и она никак неподвластна олигополиям. Рыночная власть крупных сетей, безусловно, велика, но и она небезгранична. 

С одной стороны, чем крупнее сеть, тем легче ей содержать убыточные филиалы: прибыль одних подразделений складывается с убытками других, образуя некоторое сальдо. Будет это прибыль или убыток в итоге — как раз и зависит от размеров сети. Этот факт крайне важен с позиции социума, ведь, например, даже в деревне из трех домов люди должны иметь возможность отправлять и получать почту, а содержание почтового отделения просто никак не может быть даже на уровне безубыточности. То же и с любой сетью.

 Есть и еще один плюс. Крупные компании, особенно международные, приносят свои ценности. Например, как решить проблему “черных зарплат”, нарушения требований трудового законодательства на местах? Местные игроки обычно оправдывают такие свои антисоциальные действия одним аргументом — экономическая целесообразность, перекладывая таким образом свои экономические проблемы на плечи ни в чем неповинных работников. Надо сказать, что бизнес всегда искал и будет искать своего рода “крайнего”, на которого можно переложить свои потери. Так или иначе, повышение затрат перекладывается на потребителя, работников, контрагентов и прочих субъектов как внутренней, так и внешней среды компании. 

Из минусов экспансии федеральных сетей в первую очередь приходит на ум перераспределение глобальных финансовых потоков в государстве. Многое, конечно, зависит от конкретных организационно-управленческих решений, которые принимаются при слиянии и поглощении. Например, смена прописки компании перенаправляет налоговые потоки в иные бюджеты, муниципалитеты на местах сталкиваются со снижением налоговых доходов. Другой минус — монополизация. Рыночная власть компании увеличивается, а с этим появляются “имперские амбиции”. 

Есть и другие отрицательные последствия. Например, применение стратегии расчленения, примеры мы можем найти в период реформ 1990-2000 гг. Множество крупных компаний в тот период поглощались не с целью их реанимации и встраивания в рентабельную бизнес-систему, а с целью их расчленения и реализации по частям, фактически — уничтожения. Подобные “санитары экономики” в одних условиях играют положительную роль, в других — отрицательную. 

В небольших магазинах есть свое очарование

В небольших магазинах есть свое очарование. Фото: ИА AmurMedia

— Если отойти от конкретно ритейла, то есть ли тенденция в других сферах к поглощению федералами местного бизнеса? Как это сказывается на развитии отраслей?

— Всегда были и будут. Каждый бизнес ищет пути для своего роста и кармана. Крупные компании рассматривают мелкие рынки, но в этот момент они им не интересны.  Так сказать присматриваются на будущее. 

С точки зрения перспектив развития, мне видятся два потенциальных сценария. Какой из них реализуется, зависит от политики. Даже наш с вами человеческий организм в условиях переохлаждения перенаправляет кровь к жизненно важным органам, жертвуя конечностями. Сценарий вытягивания ресурсов в направлении федерального центра  возможен, но маловероятен. Я бы все же рассматривал второй сценарий, который приведет к акселерации процесса развития местных компаний. В пользу этого сценария говорит и то обстоятельство, что поглощение происходит не компанией, уже находящейся на нашем рынке, а компанией, которая таким образом получает возможность выхода на новые рынки, что, вероятно, является для нее менее затратным. 

Важно понимать, что любая идея — лишь отправная точка в процессе. В конечном счете, итог подобных процессов в экономике заранее не определен. Я не могу сказать, что поглощение — это целиком плохая идея и следует готовиться к худшему. Изменения будут точно, но направление их вектора будет зависеть от истинных целей участников этого процесса и предпринимаемых ими действий, разумности решений государственных, региональных и муниципальных властей и прочих обстоятельств. Результат формируется в процессе изменений и зависит от воли и ресурсов его драйвера.

Поделиться

Обратная связь