“Мы последовательно уходили от импорта, поэтому для нас ситуация не является критической”

Президент ПАО "Ростелеком" Михаил Осеевский о поступательном развитии компании и новых вызовах для телекома ...

Президент “Ростелекома” Михаил Осеевский. Фото: “Ростелеком”

Телекоммуникационная отрасль успешно работает в новых реалиях, корректирует планы по развитию. О том, какие задачи сегодня стоят перед “Ростелекомом” на фоне ухода с российского рынка западных производителей оборудования и софта, как реализуется программа информационной безопасности, будут ли востребованы IT-специалисты и почему не стоит ожидать ухудшения качества связи, региональным журналистам рассказал президент компании Михаил Осеевский.

— В 2021 году “Ростелеком” презентовал видоизменённую стратегию развития, ссылаясь на то, что текущие темпы роста были выше изначальной стратегии. Что изменилось в 2022 году? И пришлось ли эту стратегию корректировать в связи со сложной экономической ситуацией и геополитическими процессами?

— Мы не меняем нашу 5-летнюю стратегию и по-прежнему считаем цели, в первую очередь операционные и финансовые, которые мы сформулировали на 2025 год, достижимыми, несмотря на все проблемы и сложности.

Мы видим, что наша ставка на развитие новых растущих направлений оправдывается. Это и Центры обработки данных (ЦОД), и облачные вычисления, информационная безопасность. Очень быстро растёт наша доля на рынке создания государственных информационных систем. Мы сегодня не только портал “Госуслуги” (6+) развиваем, но и “Социальное казначейство” (6+). Это новое IT-решение Пенсионного фонда РФ, Фонда социального страхования, новое решение для Росреестра и Минздрава.

Сейчас нас назначили единственным исполнителем по новому софту для Фонда обязательного медицинского страхования, целый ряд других министерств и ведомств сегодня с нами взаимодействуют по самым разным проектам. Конечно, это требует дополнительных ресурсов, новых менеджеров и архитекторов. В том числе офис как раз нацелен на формирование такого кластера.

Вместе с тем, мы видим, что по-прежнему очень устойчиво развиваются наши традиционные телекоммуникационные услуги. Никто из нас даже представить свою жизнь не может без высокоскоростного доступа в интернет. Мобильная связь, системы видеонаблюдения и многое другое. Поэтому в целом мы удовлетворены тем, как реализуем нашу стратегию. И менеджмент считает, что пока нет никакой необходимости её менять

— Насколько “Ростелеком” готов к перестроению в плане импортозамещения?

— Если говорить про импортозамещение, то это целеполагание возникло не в этом году. Эта работа велась и в прежние годы, она касалась и аппаратной части, и программного обеспечения. У всех крупных компаний, включая “Ростелеком”, такие подходы были сформулированы и оформлены. У меня есть KPI, у всех топ-менеджеров компании. Нас правительство в этом смысле стимулирует к выполнению программы.

Конечно, в разных сегментах ситуация развивается по своим сценариям. Есть направления, где мы продвинулись довольно далеко. Если говорить про аппаратную часть, то у нас уже есть собственное оборудование спектрального уплотнения. Мы недавно подписали большой контракт с компанией Т8.

Мы понимаем, какие компании могут сегодня в среднесрочной перспективе поставлять нам довольно неплохие маршрутизаторы и коммутаторы. Мы видим, что, по крайней мере, две российские компании производят вполне современные и высокопроизводительные сервера несмотря на все ограничения.

 “Ростелеком” подписал рамочный договор с компанией Т8 (российский разработчик и производитель телеком-оборудования) на поставку оборудования спектрального уплотнения для опорной сети (DWDM), ПО и лицензий. В контракте предусмотрено поэтапное увеличение доли отечественной электронно-компонентной базы. Оборудование предназначено для построения городских и магистральных оптических сетей, межсоединений ЦОД и транспортных сетей 5G.

Но сегодня есть проблемы в сегменте мобильной связи, где практически российских компаний не было представлено, и сегодня вся соответствующая инфраструктура в РФ построена на решениях трех компаний: Nokia, Ericsson и Huawei. Именно поэтому одно из направлений в рамках нового проекта индустриальных центров компетенций — это как раз направление мобильной связи. Мы его возглавляем и уже определились с теми российскими компаниями, на которых мы будем делать ставку.

Надеемся, что первые аппаратно-программные комплексы мобильных станций появятся уже в следующем году. Они, наверное, будут иметь какие-то отличия от своих импортных аналогов, но в целом будут соответствовать международным стандартам 3GPP (The 3rd Generation Partnership Project, проект партнерства третьего поколения — прим. ред.), и мы понимаем, как дальше они год от года будут совершенствоваться.

Если говорить про софт, то здесь Россия прошла большой путь, мы в том числе. У нас много чего уже локализовано, много наших решений собственных или тех, которые мы закупаем, находятся в реестре отечественных программных продуктов. Но есть и в целом глобальные проблемы, они связаны прежде всего с заменой общепринятых решений Oracle и SAP. У каждой из компаний в стране разная доля зависимости. Мы последовательно от них уходили, поэтому для нас эта ситуация не является критической.

Кроме того, мы за последние годы действительно превратились в современную IT-компанию, у нас много различных решений, которые мы успешно продаём на рынке. И в этом смысле мы не только являемся потребителями, но и активными создателями и продавцами.

Михаил Осеевский принял участие в церемонии награждения победителей XI конкурса региональных журналистов и блогеров “Вместе в цифровое будущее” (12+), который “Ростелеком” провёл в партнерстве с System Electric (ранее Schneider Electric, АО “Шнейдер Электрик”). Церемония награждения победителей состоялась в Москве с участием 65 представителей региональных медиа и внешних коммуникаций компании.

Вице-президент по внешним коммуникациям “Ростелекома” Кира Кирюхина и президент “Ростелекома” Михаил Осеевский на встрече с победителями XI конкурса региональных журналистов и блогеров “Вместе в цифровое будущее”. Фото: “Ростелеком”

— Будет ли корректироваться программа строительства ЦОДов в регионах на фоне нестабильной ситуации на рынке и проблемах с поставками импортного оборудования?

— Спрос на услуги colocation (размещение сервера — прим. ред.) и облачного хранения, и вычисления растёт, потому что увеличивается объём информации. И мы видим высокий спрос и со стороны госорганов, и со стороны крупных компаний. Недавно мы встречались с ректорами крупнейших российских университетов, у которых тоже есть потребность в такого рода услугах.

Налицо продолжающийся тренд на этом рынке, который начался даже не в прошлом году, не в позапрошлом, и он по-прежнему восходящий. Особенностью текущего периода является то, что возможности потребителей или заказчиков, у кого есть потребность в такого рода сервисах, самостоятельно покупать серверное оборудование или оборудование для хранения информации существенно ухудшились. Поэтому все обращаются к профессиональным игрокам, которые эту задачу решают.

Решать её сейчас очень непросто по понятным причинам, но тем не менее мы продолжаем и вводить в действие новые ЦОДы, и покупать новое оборудование для действующих. Мы по-прежнему много инвестируем в инфраструктуру, в том числе в регионах. Мы хотим, чтобы, по крайней мере, во всех центрах федеральных округов наши ЦОДы присутствовали. Там, где мы уже присутствуем со своими объектами, наращиваем мощность.

Вот сейчас выбираем место для строительства ЦОДа на Дальнем Востоке между Хабаровском и Владивостоком.

ЦОД — это специализированное здание или помещение, в котором компания размещает серверное и сетевое оборудование с последующим подключением клиентов к сети Интернет. Ранее Михаил Осеевский сообщил, что “Ростелеком” готов инвестировать в программу развития ЦОД 10-20 млрд рублей в течение нескольких лет.

— На протяжении последних двух лет “Ростелеком” активно продвигал в Центральном федеральном округе уникальный проект “УМестный туризм”, направленный на популяризацию достопримечательностей регионов и применение цифровых технологий в туризме. Ожидается ли его дальнейшее масштабирование и какие новинки “Ростелеком” планирует для развития этого направления?

— Особенность нашей стратегии состоит в том, что мы даём максимальную свободу нашим территориальным подразделениям и филиалам, и дочерним компаниям. Я всегда говорю, что бизнес — это творчество. И здесь будет выигрывать тот, кто будет лучше понимать запросы, придумывать, пробовать. С этой точки зрения, у нас огромное количество разных активностей в разных регионах. Конечно, с учётом ограничений или даже запретов на выезд в Евросоюз и во многие другие страны, интерес к внутреннему туризму многократно вырос. Это азбучная истина, мы все больше ездим теперь по стране, чем за рубеж.

На мой взгляд, важны все современные технологии, которые должны использоваться и местными властями, и участниками туристического рынка, ресторанами и музеями, с точки зрения донесения информации о себе и своём регионе до потенциальных гостей. И я уверен, что количество таких предложений или продуктов, платформ будет только расти. При этом они будут иметь свою специфику и нюансы на разных территориях.

На мой взгляд, это должен быть очень живой и проактивный процесс. Мы, как технический или технологический партнёр, наверняка найдём в нём свою нишу. Конечно, это потребует соответствующих решений. Например, где-то имеющуюся информацию надо будет накапливать, особенно если это видео. И она должна быть доступной. Поэтому мы, наверное, будем двигаться в эту сторону, но инициаторами активности в этом направлении, конечно, должны выступать местные комьюнити (от английского community — объединение людей, имеющих общие интересы — прим. ред.) и просто активные люди.

— Сейчас в России большой спрос и уклон на подготовку IT-специалистов. Какие вы делаете шаги по внедрению программных продуктов для образования?

— Эти вопросы мы поднимали в том числе на недавней встрече с ректорами университетов. Мы действительно начали большой проект взаимодействия с вузами. Основная цель — дать возможность студентам и преподавателям оперативно знакомиться с самыми передовыми решениями, которые сегодня нами разрабатываются и внедряются. С тем, чтобы к моменту окончания учёбы они были вооружены самыми современными знаниями и могли сразу же влиться в работу по внедрению подобных решений.

Сегодня у нас охвачены четыре университета, в следующем году, наверное, будет где-то около 15, где в рамках цифровых кафедр и отдельных лабораторий мы будем вести такую работу.

Мы выбрали три направления. Это те продукты, которые мы сами разрабатываем, внедряем, и они уже много где работают. Например, решение DevOps по разработке и созданию программ, решения в области информационной безопасности и в области обработки больших данных. По этим направлениям мы и будем с университетами взаимодействовать.

Интерес очень большой. Мы сами не ожидали, какое количество студентов, а перед этим и преподавателей, захочет погрузиться в этот новый мир. Очевидно, что это востребованное взаимодействие сегодня.

Кроме того, мы по-прежнему проводим всероссийские олимпиады для студентов и школьников по информационной безопасности. Мы эту работу начали давно вместе с университетами или с центром “Сириус”. Спрос на специалистов информационной безопасности сегодня огромный. На этом направлении всё очень быстро меняется

“Ростелеком” является одним из лидеров на рынке предоставления коммерческих услуг по информационной безопасности. В новых реалиях у нас появилось огромное количество новых клиентов и государственных, и корпоративных, причём на всей территории страны. Поэтому специалисты нам нужны не только в Москве и Санкт-Петербурге, но и фактически во всех крупных городах.

— “Ростелеком” в перспективе планирует открывать профильные классы в школах?

— Нет. За систему образования всё-таки отвечает соответствующее министерство. У нас, кстати, есть трек по поиску талантливых ребят, которые интересуются информационной безопасностью. И мы вместе с “Сириусом” проводим их выездное обучение. Такая специализация есть, но классы создавать мы не планируем.

— Какие планы “Ростелекома” в направлении развития спутниковой связи?

— Мы давно занимаемся предоставлением услуг спутниковой связи. У нас есть большая компания, которая работает на этом рынке (оператор спутниковой связи “РТКомм” “Ростелекома” — прим. ред.). У неё выручка только под 6-8 млрд рублей, много различных клиентов и частных, и корпоративных.

К счастью, Россия всё-таки страна с исключительно развитой и продолжающей развиваться инфраструктурой. И действительно, мы сегодня уже доходим с качественным интернетом до совсем небольших населённых пунктов, где около 100 человек проживает. Но качество интернета и скорости, которые достижимы на оптике, на спутниках предоставить нельзя.

Кроме того, при спутниковой технологии у каждого потребителя должно быть соответствующее оборудование. Спутниковая антенна просто несопоставимо дороже, чем смартфон, который есть практически у каждого из нас. Поэтому мы считаем, что альтернативы в виде спутниковой группировки сегодня реально не существует. Экономически мы большого рынка не видим, при том что имеющаяся на традиционном рынке конкуренция заставляет мобильных операторов постоянно двигаться вперёд, что-то придумывать.

Тарифы в 300 рублей за интернет, как есть в России, просто недостижимы во многих странах мира.

А программа устранения цифрового неравенства успешно реализуется. И в этом году, несмотря на некоторые проблемы с оборудованием, и в следующем будем где-то по 2 тысячи новых населённых пунктов подключать.

— Ранее шла речь о том, что, возможно, проект устранения цифрового неравенства (УЦН) будет расширен. Как обстоят дела в этом направлении?

— Пока зона действия УЦН 2.0 — это населённые пункты от 100 до 500 человек. И там есть ключевые условия. Первое — там реально должны быть проблемы со связью. Второе — этот механизм запустился в прошлом году, и жители должны проголосовать, проявить свою активность. И министерство цифрового развития (Минцифры) в значительной степени ориентируется как раз на мнение граждан.

Программа устранения цифрового неравенства реализуется Минцифры России и компанией ПАО “Ростелеком” с 2014 года. В 2021 году принято решение о модернизации универсальных услуг связи и переходе на современный стандарт связи 4G (LTE), позволяющий жителям населенных пунктов получить доступ к сети Интернет и услугам телефонной связи. Проект УЦН финансируется из фонда универсальной услуги связи (УУС), куда все телеком-операторы страны перечисляют по 1,2% выручки.

— Как “Ростелеком” будет принимать участие в региональных проектах “Цифровая образовательная среда” национального проекта “Образование”?

— Мы в прошлом году начали масштабный проект, который финансируется из федерального бюджета. Это создание инфраструктуры внутри школ. Предусматривается установка видеокамер в школах и создание полного покрытия зонами Wi-Fi для того, чтобы можно было дальше и учителям, и ученикам использовать планшеты для образования.

Система видеонаблюдения должна решать разные задачи, важнейшая из которых, конечно, это обеспечение безопасности. Но при этом мы понимаем, что всё-таки обеспечить физическую безопасность могут только подготовленные люди в нужном количестве. Конечно, система видеонаблюдения от нападения вряд ли защитит. Но как элемент или как инструмент получения информации, в том числе и подразделениями полиции или частными охранными предприятиями, которые обеспечивают охрану школ, это необходимо.

Также инфраструктура видеонаблюдения будет использоваться при контроле за проведением выборов. В последнее время ситуация была такая, что камеры ставились на период проведения выборов, иногда они снимались, иногда оставались, и сейчас уже выстраивается долгосрочная инфраструктура.

Сегодня все школы подключены к высокоскоростному интернету через защищенные каналы. То есть невозможно выйти на те ресурсы, которые находятся в стоп-листе. С этой точки зрения, там есть система, которая определяет зону, в которую можно в интернет выйти. Поэтому в целом такая технологическая платформа в ближайшее время завершит своё создание.

Но ключ, конечно, в том, какие технологии и продукты будут использоваться дальше. Сейчас идет активная выработка этой модели между министерством просвещения и министерством цифрового развития. Мы вместе с нашими коллегами из VK (12+) создали соответствующую платформу, она называется “Сферум” (12+), которая используется сегодня тысячами школ, там уже миллионы пользователей. Поэтому такая надстройка над физической инфраструктурой сегодня существует. Главный вопрос — как и какие цифровые продукты будут использоваться в школах. Работа в этом направлении ведется и она точно на радарах правительства РФ.

— Как сегодня решаются вопросы кибербезопасности на Дальнем Востоке? Есть ли успешные кейсы в регионе?

— Губернатор Камчатки Владимир Солодов — руководитель современного типа, который очень хорошо понимает, какие риски сейчас существуют. И поэтому подписал уникальный договор с “Ростелекомом”, в соответствии с которым мы обеспечиваем на полуострове системную защиту всей системы госорганов.

Начиная с февраля этого года количество разных атак и попыток таким образом навредить выросло на всех уровнях. В первую очередь, конечно, это органы государственной власти, это средства массовой информации и крупные компании. Активизировались хакерские группировки, которые крадут, как правило, персональные данные. Поэтому в целом эта сфера, конечно, очень серьезно “нагрелась”.

Отмечу, что у нас в разы выросло количество клиентов в этом направлении. Специфика этой проблемы состоит в том, что невозможно просто создать какое-то аппаратно-программное решение, которое автоматически все проблемы купирует. Нужно находиться в постоянном мониторинге, круглосуточном, круглогодичном. Для этого у нас работает несколько центров по кибербезопасности, где дежурные смены работают постоянно, занимаются, как в центрах РВСН. Потому что принимать решения надо очень быстро. И там действительно работают профессионалы высокого класса.

Кстати, там очень активно используем программы на основе искусственного интеллекта, которые в автоматическом режиме анализируют огромное количество информации, фильтруют и т.д.

— Ваш прогноз в ближайшей перспективе: ожидать ли нам ухудшения качества услуг связи в связи с проблемами с оборудованием, дальнейшими санкционными рисками?

— В качестве услуг инфраструктуры у России большой запас прочности. И мы, и наши коллеги по цеху много инвестировали за последние годы. Уровень нагрузки на инфраструктуру сегодня в целом не вызывает какой-то серьёзной озабоченности. Вопросы по развитию, конечно, есть, в том числе с базовыми станциями, но никаких угроз для потребителей — и государства, и бизнеса, и нас всех как активных пользователей — сегодня нет. При этом ведется активная работа по созданию российских решений, поэтому мы чувствуем себя уверенно, и вы можете чувствовать себя спокойно.

— Ваш прогноз по развитию некогда модной темы с 5G.

— Эта тема с повестки дня точно не уходит. Сейчас основная активность будет сосредоточена на создании ядра сети, радиочасти, софта для базовых станций LTE, для сетей четвертого поколения. Следующим этапом можно будет переходить уже к сетям пятого поколения. Но исходя из реалий сегодняшнего дня, надо в первую очередь сосредоточиться именно на создании этой инфраструктуры.

Почему это ещё важно? Потому что каждое поколение вырастает из предыдущего. Никакие сети нового поколения не строятся отдельно. Они всё равно все работают в комплексе. Поэтому ядро сети будет единым.

Мы думаем, что сети пятого поколения в первую очередь, наверное, появятся в промышленном варианте. Мы развернули их прообразы пока на четвертом поколении в целом ряде крупных майнинговых компаний. У нас большой проект с компанией “Полюс”, где мы на месторождениях, где добывается золото, устанавливаем базовые станции. Это среда, в которой тестируются различные решения по управлению транспортом. Пока он пилотный, когда-то он станет бесплатным. Это и вопрос обеспечения безопасности, в том числе контроля за людьми на огромных территориях в десятки, сотни километров.

— В связи с уходом западных компаний из России в ряде регионов классным IT-специалистам приходится релоцироваться. Многие из них не хотят. Есть ли у “Ростелекома” какие-либо планы по созданию рабочих мест для привлечения этих ресурсов?

— Классные специалисты вообще не пропадают. Тем более, не обязательно же уезжать из своей страны. Можно из Нижнего Новгорода переехать в Москву или в Санкт-Петербург, во Владивосток. Сегодня таких возможностей довольно много.

Мы приняли на работу значительное количество экспертов, которые поддерживали Cisco, Juniper и многие другие западные решения. Никуда это не делось, надо их поддерживать. Поэтому интерес к такого рода сотрудникам большой и не только у нас, но и на рынке в целом.

— Вы обозначили новые вызовы, стоящие перед отраслью. Это и проблема импортозамещения оборудования, проблема кадров, проблема ухода вендоров, кибербезопасность. Может быть, есть ещё другие направления, о которых мы ещё даже не догадываемся?

— Несомненно, мы живем во времени, где всё меняется очень быстро. Поэтому те, кто руководят государственными органами, те, кто руководят компаниями, государственными или частными, каждый день оценивают новую ситуацию, понимают, какие новые риски или новые возможности появляются с этой точки зрения.

Сегодня очень важно быть гибким и уметь быстро реагировать на окружающую среду. Конечно, нас всех волнует, какой будет экономика России в следующем году и далее, какие эффекты могут дать новые санкции, если они появятся, будут ли они секторальными или какими-то глобальными, каким будет курс рубля, что будет с уровнем ставок, с инфляцией. Например, даже я, как человек, работавший много в финансовом секторе (до “Ростелекома” Михаил Осеевский работал заместителем президента — председателя правления Банка ВТБ. — прим. ред.), не ожидал, что рубль так укрепится.

Надо отдать должное Центральному банку, он очень быстро купировал инфляционные процессы, и ставки вернулись на уровень конца 2021 года. Но всё равно об этом нужно думать, потому что это оказывает влияние на всех крупных игроков. Нам важно понимать, что будет с расходами бюджета, как они могут меняться, как это повлияет на нашу деятельность.

Это заставляет быть в тонусе, концентрироваться. И, мне кажется, что в целом мы, как страна, с этими трудностями справляемся

— Планирует ли “Ростелеком” применять какие-то новые решения на фоне мобилизационных мероприятий?

— В первую очередь, конечно, мы позаботились о тех сотрудниках “Ростелекома”, которые призваны. Выплачиваем единовременно 100 тысяч рублей. Также за ними сохраняется средняя заработная плата, которая будет выплачиваться семье, и мы считаем, это очень важно. Социальный пакет сегодня уже нами сформирован и утвержден.

В вооружённых силах сегодня запрещено использование смартфонов, и все пользуются только кнопочными телефонами. Понятно, что инфраструктура в зоне боевых действий практически отсутствует, поэтому вопрос обеспечения связью непростой. Мы находимся в постоянном контакте с министерством обороны.

Поделиться

Обратная связь