Мобилизационной экономике потребуются новые люди – Заусаев

Доктор экономических наук, профессор Вадим Заусаев дал прогнозы развития экономической ситуации в стране и на Дальнем Востоке ...

Вадим Заусаев. Фото: ИА AmurMedia

Российскую экономику ждет усиление государственного участия и еще большая централизация в налоговой политике. Все дело в том, что ресурсы в текущих условиях должны концентрироваться и перераспределяться на приоритетные проекты федеральными властями. Так считает доктор экономических наук, профессор Вадим Заусаев. О росте теневой экономики, китайских инвестициях на Дальнем Востоке, а также прибегнут ли власти и вовсе к национализации, эксперт рассказал в интервью руководителю ИА AmurMedia Андрею Швецову. 

— Вадим Константинович, еще весной мы с вами беседовали о том, как санкции отразятся на российской экономике и социально-экономическом положении Дальнего Востока. Но совершенно очевидно, что с тех пор многое изменилось. Как вы считаете, мы уже начали перестраиваться на мобилизационные рельсы? 

— Прямым текстом на широкий эфир говорят, что мы не перенастраиваемся. Понимаете, почему-то до сих пор считается, что удастся обойтись малой кровью в экономическом плане. Но вы посмотрите, за первые полгода население Дальнего Востока сократилось на 25 тысяч человек. В Хабаровском крае миграционный отток составил две с половиной тысячи человек, в Приморье — почти шесть с половиной.  

— С чем это связано? 

— С Дальнего Востока уезжает молодежь. Средняя заработная плата у нас в прошлом году составила 59 тысяч рублей. За первые шесть месяцев она оценивается в 61 тысячу, то есть произошел рост на 2%. Но этот рост — номинальный, реальная заработная плата снижается. А как только становится чуть-чуть хуже, народ начинает уезжать, особенно молодежь. 

Если я не ошибаюсь, по итогам ВЭФа около 95% инвестиций на Дальнем Востоке — китайские. Китай потихоньку пошел, но в большие проекты — если не считать построенные мосты — пока не вкладывается.

— Обсуждал итоги ВЭФ с некоторыми экспертами в сфере инвестиций. Многие считают, что Азиатско-Тихоокеанский регион в целом готов сотрудничать с Дальним Востоком, но только в сфере сырья без вложений в крупные инфраструктурные проекты. Что это для нас значит?  

— Это значит, что они хотят снять сливки с минимальными затратами. Для нас тоже выгоднее, конечно, продать ресурс с минимальной переработкой. Я уже 10 лет говорю — и Сахалин это хорошо показал — самый выгодным вариантом станет передача в аренду, в долгосрочную концессию Дальнего Востока. Самый выгодный вариант, никаких затрат, только будем купоны стричь. Но это потеря Дальнего Востока, экономическая потеря. 

Почему у нас сырье экспортировалось? Потому что это самый выгодный вариант. Даже при социализме мы хорошо торговали лесом на экспорт в Японию. На один рубль бревна приходилось 1,60 рублей выручки, то есть 60% прибыли. Это просто сырье, без переработки. Но если мы говорим о пиломатериалах, то там выручка составляла уже 1,3 рубля, целлюлоза — 60 копеек. Поэтому чем больше добавленной стоимости мы к нашему сырью добавляем, тем больше теряем. 

— С чем это связано? 

— Низкая производительность труда. То есть у нас сырье рентное. Американцы рубят 70-80-летний лес, который ранее они культивировали, удобряли и охраняли. А у нас лес природный, мы на него тратим копейки. Поэтому, как только мы подходим к дереву, у нас уже есть 60-70% рентабельности. Потом мы его рубим, вывозим на верхний, нижний склад, грузим на судно, привозим в Японию и получаем прибыль. А если начинаем пилить, проводить глубокую переработку, рентабельность съедается. К сожалению, это и по России так.

Вадим Заусаев. Фото: ИА AmurMedia

— В каком направлении должна развиваться наша экономика, чтобы в таких условиях устоять?  

— В экономике надо просто-напросто засучить рукава. Я вот вспоминаю фильмы 30-х, 35-х годов, какой подъем был стахановский? Как люди работали? А мы за 30 лет время рынка безжалостно эксплуатировали природные ресурсы, которые были освоены нашими дедами. Поэтому, конечно, это нужна концентрация ресурсов и человеческая энергия. Должна быть сильная идеология, чтобы было понятно для чего все это делается.

— Нам ждать национализации? 

— Думаю, в этом отношении что-то будет сделано. Во всяком случае, по моему мнению, произойдет усиление государственного управления, через финансы, через реализацию этих финансов, через реализацию промышленных проектов, вплоть до денежной эмиссии под конкретные проекты. Это, конечно, повлечет за собой определенную инфляцию. Но если эти проекты будут реализованы через, год, два, три, то они будут частично нивелировать эту инфляцию. Вполне вероятно, что реализовывать будут частники, но под жестким государственным контролем.

— Но все-таки система управления в нашей стране заточена под другие условия близкие к стабильным. В этой связи нам ждать трансформации системы управления? 

— Думаю, меняться будет однозначно. Но Путин по натуре человек спокойный, поэтому он как Ельцин за год менять премьер-министров по два раза не будет. Но все-таки, думаю, что без этого не обойтись — в мобилизационной экономике должны прийти другие люди. Кстати, у Путина советником, а сейчас первым вице-премьером, по-моему, является Андрей Белоусов. Он, конечно, государственник, вырос в социалистической экономике, известный экономист очень, все время говорил об усилении роли государства. Если Чубайс и Греф говорили, что государственного участия в российской экономике много, его надо сокращать, то Белоусов говорит совершенно об обратном. Поэтому я считаю, что будет происходить усиление государственной власти, государственной собственности даже в какой-то степени.

— Я так понимаю, что в такое время будет больше контроля за финансовыми ресурсами и вложениями в крупные инвестиционные проекты?

— Да, конечно, с деньгами будет проблема, потому что бюджетные деньги будут ограничены. Если введут еще ограничения на потолок цены, естественно, мы сильно пострадаем. Но самое главное для нас — хорошо пережить эту зиму. С бюджетом не так гладко все будет, как в прошлом, в этом году. Это однозначно. Поэтому, конечно, стоит все-таки ожидать денежной эмиссии под конкретные цели. На пенсию, может быть, тоже будет денежная эмиссия, но главным образом под крупные проекты.

— Ситуация с поступлениями в местные бюджеты и ранее была не совсем простой… 

— Я лет 10 говорил о том, что необходимо централизацию заканчивать. Централизация налоговых поступлений нужна была в девяностых, нулевых годах. Тогда федеральное правительство забирало, а потом все распределяло бюджетные средства по своему усмотрению. Также делал край: забирал большую часть и раздавал муниципалитетам. Но дело в том, что в таких условиях подрывался интерес к зарабатыванию налога, потому что главы муниципалитетов и субъектов понимали, что большую часть все равно заберут. А значит, чтобы эту инициативу поднять, необходимо было постепенно переходить к регионализации. Но в текущих условиях мы прекрасно понимаем, что это невозможно. Сейчас централизация только усилится, причем как на высшем уровне, так и на уровне субъектов. Ресурсы должны быть централизованы, чтобы в дальнейшем перераспределять их на приоритетные проекты и цели. 

Вадим Заусаев

Вадим Заусаев. Фото: ИА AmurMedia

— Тогда есть вероятность того, что на местах этих ресурсов будет не хватать?

— Сейчас на первое место выходят федеральные интересы, от этого никуда не уйдешь. Ну и к тому же, в связи с сокращением платежеспособности населения пошло падение отчислений. Заработная плата, как я сказал, у нас реально сократилась после прошлого года. Я проанализировал данные за полгода по субъектам РФ, взял показатель стоимости фиксированного набора потребительских товаров и услуг и номинальную заработную плату. Вот как вы считаете, стоимость набора, то есть цены в городе или в крае, зависят от уровня заработной платы?

— Конечно.

— Да, корреляция очень сильная. Но что интересно, Хабаровский край, прежде всего за счет Хабаровска, в рейтинге стоимости набора потребительских товаров занимал пятое, шестое, седьмое место, а в рейтинге по размеру средней заработной платы — 10-11 места. Что произошло за ближайшее полугодие? Мы заняли шестое место по стоимости потребительского набора, то есть впереди нас оказались Камчатка, Якутия, Магадан, Ямало-Ненецкий АО, Москва. А по заработной плате мы и спустились сразу на 14 место. Почему нет такой жесткой корреляции? Я думаю, что все дело в теневом обороте. То есть реальная заработная плата — реальная с точки зрения покупательной способности, с точки зрения того, что люди в действительности получают — она больше за счет выплаты в конвертах, черного нала и так далее. А все проблемы с экономикой только будут толкать бизнес уходить в черный нал, в теневой оборот. 

— В Хабаровске уже отмечается такая тенденция?

— Я думаю да. За последние два месяца я столкнулся сразу с двумя нотариальными конторами, где работают за наличные, карточки не принимают. Это реальные компании. Теневой оборот позволяет снижать учетную заработную плату, а от этого снижаются налоговые отчисления. Но в реальности заработная плата больше, спрос на продукты и услуги сохраняется, и в этой связи сохраняются высокие цены на товары. Поэтому я вижу две тенденции: снижение платежеспособности населения, а также уход в черный нал, теневой оборот. Все это приведет к снижению отчислений в бюджеты. 

Поделиться

Обратная связь