Бизнес на руках носить не надо: Игорь Глухов о судьбе полиграфии и политических партиях

Бывший глава реготделения "Справедливой России - За Правду" дал интервью ИА AmurMedia ...

Игорь Глухов. Фото: ИА AmurMedia

С очередной волной санкций отрасль полиграфии в Хабаровске, как и во всей России понесла существенные потери, заявил экс-глава реготделения “Справедливой России — За Правду”, предприниматель Игорь Глухов. О положении дел в дистрибьюции, модернизации киосков “Союзпечати”, и политической ситуации в Хабаровском крае Игорь Глухов рассказал в интервью руководителю ИА AmurMedia Андрею Швецову.

Газетные киоски в Хабаровске сделают современными?

— Чем занялся после руководства партией?

— Партия для меня была одним из проектов, разве что политических. Помимо нее у меня есть основное занятие — бизнес, если его так можно назвать. С 2003 года и по сей день я занимаюсь распространением печатной продукции.

— Насколько сильно за это время поменялись расклады? С годами интерес к печатной продукции падает или наоборот, мода на физические носители возвращается?

— Есть тренд на понижение. Где-то с 2018 года тираж прессы падает в среднем на 5% в год, но при этом она остаётся востребованной. Бизнес существует, развивается, иначе я бы уже был на бирже труда. В конце прошлого года я приобрёл остатки десяти “Союзпечатей” в Комсомольске-на-Амуре. Также планируем параллельно развиваться в Хабаровске.

— А сколько у тебя сейчас точек?

— Около сорока. У меня в голове сейчас проект по развитию в части создания современных видов киосков. Город планирует программу по замене остановок, и, возможно, мы сможем внести свой вклад в ее реализацию.

Игорь Глухов. Фото: ИА AmurMedia

— А ты не думал расширить функционал киосков? Это же целая сеть, раскинутая на весь город, и помимо печатной продукции можно предложить покупателям что-то еще.

— Конечно, мы над этим думаем, в этом направлении идет постоянный творческий процесс. И хотя пресса по-прежнему доминирует, принося порядка 55-60% оборота, у нас есть довольно внушительный ассортимент сопутствующего товара: канцтовары, очки для чтения и так далее, даже перекусы быстрые.

— То есть даже еду продаете. А кофе не делаете?

— Знаю, что коллеги в других регионах с этим экспериментировали, но сами пока до этого не дошли. Посмотрим, может в будущем опробуем такой подход.

— Интересно получилось бы — печатник и бариста в одном лице.

— Приготовление качественного кофе — это все-таки сложный процесс, требующий определенной квалификации. Опять же, всегда есть вариант поставить автоматы… Пока думаем над этим.

— У твоих точек есть какой-то бренд? Просто сейчас мы все знаем только “Союзпечать”, существующую еще с советских времен.

— Конкретного пока нет. Но сейчас с учетом новой концепции, будем работать в этом направлении, чтобы бренд не ассоциировался только лишь с печатной продукцией. Все киоски планируем оформить в едином стиле.

Что происходит с политикой в крае, и какое место в ней занимает “Справедливая Россия”

— Ты долгое время руководил “Справедливой Россией” в Хабаровском крае, был не последней фигурой в политической жизни региона. Как сейчас живёшь, уйдя с этой позиции?

— Появилось больше свободного времени. Но я все еще являюсь членом регионального отделения и принимаю активное участие в жизни партии.

— На последних выборах из 24 кандидатов от “Справедливой России” 11 получили мандаты. Как тебе такой результат? Как в целом оцениваешь позиции партии в регионе? Комфортно ли ей сегодня работать в политическом пространстве? 

— Я считаю, что можно с уверенностью поставить оценку “хорошо”. Напомню, что когда я пришёл в партию в 2015 году, у нас был один депутат на весь край, а сейчас суммарно около 30. Рост есть, люди в партию приходят. Единственное, не удалось вернуться в краевую и городскую думу…

— С чем ты это связываешь?

— Здесь сильно сказывается низкая явка. Да и потом, сложно что-то противопоставить административному ресурсу, который бодро приводит бюджетников, военных и прочих людей на избирательные участки. Будем рассчитывать на основные выборы, которые пройдут в 2024 году. Там явка должна быть выше, в пределах 30-35%.

— На твой взгляд, властям проще проводить своих кандидатов при низкой явке избирателей?

— Практика показывает, что да, им проще. Особенно при наличии выстроенной административной структуры.

— Смотри, есть мэр Хабаровска, единоросс, есть губернатор Хабаровского края, руководитель ЛДПР в регионе. Мы понимаем, что за каждым из руководителей стоит какая-то сила. Это приводит к борьбе одного административного ресурса против другого? Или проще договориться о разделении округов?

— Судя по тому, как прошли выборы в краевую Думу и городскую Думу Хабаровска, похоже на то, что были определенные договорённости, кто, где и по какому округу проходит. Это нормальное явление, потому что нет такой политической силы, которая бы все и везде выигрывала. И хорошо, что этого нет, в противном случае, у нас не было бы никакой конкуренции.

— Каковы, на твой взгляд, позиции “Единой России” и “ЛДПР” в Хабаровском крае?

— Если вернуться в историю вопроса, то в 2018 году “Единая Россия” сильно потеряла свои позиции. Если раньше в краевой Думе из 36 депутатов было 30 единороссов, то в 2019 большинство перешло к ЛДПР. Сейчас, конечно, “ЕР” удается вернуть часть своего влияния в крае. Максим Иванов, руководитель реготделения работает в этом направлении, поэтому у них что-то получается. Но и “Справедливая Россия” не будет оставаться безучастной…

— Некогда “Справедливая Россия” была где-то на четвертой позиции в региональном рейтинге партий. Сегодня по количеству мандатов вы уже делите второе место с ЛДПР. Значит ли это, что ЛДПР теряет влияние?

— Я бы не сказал, что потери у либерал-демократов серьезные, но они есть. Плюс, она теряет людей. Например, какие-то депутаты гордумы от ЛДПР перешли в “Справедливую Россию”, другие в “Единую Россию”. Но ЛДПР по прежнему имеет достаточно сильные позиции в краевом парламенте, что немаловажно.

— Почему ты сам не участвовал в выборах?

— Если брать краевую думу, то это Комсомольск и Комсомольский район, я сам там не жил. А как показывает практика, люди больше голосуют за местных, “какие они ни есть, но это наши”. А за место в Хабаровской городской думе я бы мог побороться, но от нас выдвигался другой кандидат, мой партийный товарищ Валерий Александрович Болтов.

— Планируешь ли принимать участие в грядущих избирательных кампаниях?

— Да, рассчитываю, что в 2024 году мне удастся принять участие в выборах в Законодательную думу Хабаровского края.

Как полиграфия выживает под давлением санкций

— Ты много общаешься с бизнесом, к тому же сам предприниматель… Чувствуешь влияние санкций? Что сейчас, по твоему мнению, происходит с бизнесом в Хабаровском крае?

— Безусловно, санкционное давление вызывало серьёзные опасения. Самое страшное — непонятно, чего ожидать. инвестировать или не инвестировать? А может наоборот, надо все сворачивать? Но жизнь идет, и пока, я не вижу ничего катастрофического.

— Очень редко истинный предприниматель обращается за какой-либо поддержкой. Как говорится, лишь бы не менялись правила. Как ты на это смотришь?

— Насчёт поддержки, я думаю, что всё-таки настоящие предприниматели — это люди, которые должны прошибать стены, создавать что-то новое.

Государству в первую очередь нужно создать понятные, прозрачные правила игры, обеспечить защиту прав собственности и всего такого прочего. Прям на руках носить бизнес не нужно.

Игорь Глухов и Андрей Швецов

Игорь Глухов и Андрей Швецов. Фото: ИА AmurMedia

— Как ваш бизнес пережил санкционное давление?

— Самый сильный удар по полиграфическому сектору. Когда курс подскочил до 120 рублей за доллар, краски и бумага очень сильно подорожали. Потом доллар, конечно, отыграл, но остались сложности с логистикой. Тесное сотрудничество с европейскими странами прекратилось. Раньше мы звонили, например, в Финляндию, и через две недели бумага фурой привозили в типографию. Сейчас такого нет. Пришлось в срочном порядке искать поставщиков в Южной Корее и Китае.

— Насколько сильно выросла цена на сырьё с учётом усложненной логистики?

— В течение этого года газетная бумага подорожала на 20-25%. Более чем на 40% подорожала мелованная бумага. Краска стала дороже в 1,5 раза. Исходя из этого затраты на печать у тех, кто пользуется, в основном, газетной бумагой, они выросли в среднем на 15%. У тех, кто выпускает журналы еще они выросли еще больше. На этом фоне часть издателей…

— Закрылась?

— Кто-то да, закрылся, у других американцы отозвали лицензии. Возьмем для примера журнал Cosmopolitan (16+) или Men”s Health (16+). Владелец бренда — корпорация Hearst, и она говорит: “Всё, мы вам запрещаем использовать наш контент и наименование”.

— Насколько востребована сегодня у рекламодателей сегодня журнальная продукция?

— В этом плане сейчас тяжелее, потому что ушли многие бренды-рекламодатели. Условно говоря, концерн Volkswagen ушел, автомобильные журналы потеряли рекламу. Остались, конечно, китайцы, но они не замещают ушедших в полной мере. Но пресса хотя бы получает деньги с продаж. Она как раз и помогают выживать.

Вообще, если говорить локально, в пределах Хабаровска, то я не вижу, чтобы кто-то говорил: “У меня все настолько плохо, что я закрываюсь”. По своему бизнесу могу сказать: пандемия по нам ударила сильнее.

— У тебя сеть продаж или ты ещё сам производишь продукцию? 

— Я занимаюсь, непосредственно дистрибуцией. А так как мы с отцом вместе владеем издательством, то у нас полный цикл: и типография, издательство и распространение. За счет этого как-то полегче.

— В текущих условиях полиграфия наращивает позиции в предпринимательской среде? Многие же начали использовать наружную рекламу, раздатку…

— Конечно, есть глобальные тенденции на переход к электронным носителям, но визитки и листовки в любом случае остаются. Меню в ресторанах… их тоже надо печатать. Сейчас много желающих издавать собственные книги. В основном это местные авторы.

— Есть какие-то глобальные планы по бизнесу с точки зрения развития? Может быть внедрение новых принципов работы для повышения доходности?

—  Есть такие планы. Глобально вектор менять не планирую, по крайней мере, в ближайшее время. Я пытался экспериментировать и с общепитом, и с торговлей, всё-таки я пришёл к выводу, что очень важен фокус. Только сосредоточившись на чем-то можно выстроить успешную структуру бизнеса.

Поделиться

Обратная связь