Алексей Белокопытов – о криптовалюте, ценах на жилье и почему не надо покупать доллары

Интервью с хабаровским банкиром о текущей финансово-экономической обстановке, будущем банковской системы и востребованных профессиях ...

Какой финансовой стратегии стоит придерживаться бизнесу в нынешних экономических условиях? А что делать простому человеку — скупать доллары или закатывать рубли в стеклянные банки? Взлетят ли цены на жилье? Зачем “оцифровывают” рубль и чем опасна криптовалюта? ИА AmurMedia не знает ответов на эти вопросы, но зато знает, у кого спросить. Смотрите новое интервью руководителя нашего информагентства Андрея Швецова с управляющим филиалом банка, экспертом в финансово-экономической сфере Алексеем Белокопытовым. А ниже — текстовая расшифровка для тех, кто предпочитает чтение.

[embedded content]

О КРЕДИТАХ: ЦЕЛЕПОЛАГАНИЕ И СРОКИ

А.Ш.: Здравствуйте, дорогие друзья! Рост цен, кредиты для бизнеса, инфляция, доллары — все эти темы волнуют не только дальневосточников, но и большинство жителей нашей страны. Кто только не высказывался по этим темам. Мы же, в свою очередь, пригласили человека, кто в силу своей профессии следит за трендами, прогнозирует будущее экономики. Встречайте — управляющий филиалом банка, эксперт в области банковского дела Алексей Белокопытов. Алексей Владимирович, здравствуйте. 

А.Б.: Здравствуйте. 

А.Ш.: После поднятия ключевой ставки Центробанком до 15%, кредиты для бизнеса стали практически неподъемными. Что ждет бизнес в таких условиях и где ему теперь брать деньги? 

А.Б.: Первое, это сподвигнет бизнес еще лучше изучить те льготные программы, которые есть как на федеральном, так и на местном уровне. Минэкономразвития Хабаровского края в этом направлении уже достаточно давно работает, и у него есть отдельная методичка, где указаны вообще все формы льгот, которые есть в стране и в крае, на которые может опереться предприниматель. Там есть как грантовая поддержка, это когда ты не возвращаешь деньги на какое-то развитие, так и различные льготные кредитные программы, начиная от фонда промышленности, их очень и очень много на самом деле. И поэтому я призываю предпринимателей еще больше углубиться в это. На сегодняшний день можно взять кредиты гораздо ниже ключевой ставки, потому что субсидирование идет со стороны государства.

Единственное, что сейчас у нас ноябрь месяц, и понятно, это конец года и какие-то лимиты могут быть уже выбраны. Я имею в виду в целом по стране, не по регионам. Сейчас уже, по большому счету, почти по всем программам, идет просто-напросто федеральное наполнение. Поэтому может быть приостановка, но тут осталось полтора месяца до конца года, новый бюджет заработает с начала 2024 года и просьба на это обратить внимание. 

Второе, где вы будете брать деньги. Я думаю, что и в этом году лизинг показал огромный рост. Я думаю, что также будут и лизинговые программы, то есть лизинговая компания, но это в первую очередь, конечно, покупка оборудования. В части денег на оборотку, я думаю, что предприниматели будут больше считать, лучше считать, и брать на короткий срок, потому что коммерческая ставка очень высокая. Ну и в целом, мне кажется, объем кредитования будет, если не падать, то находиться на определенном, на одном уровне. Потому что мы понимаем, что процентная ставка и уровень рентабельности, они коррелируют между собой, а уровень рентабельности выше 15% не многие отрасли как говорили раньше, народного хозяйства, могут у нас такую рентабельность показать.

Алексей Белокопытов и Андрей Швецов. Фото: ИА AmurMedia

А.Ш.: По дальневосточному бизнесу недоступность кредитов ударит сильнее? 

А.Б.: Нет. Для Дальнего Востока есть отдельные программы по льготному кредитованию. У нас на Дальнем Востоке уровень рентабельности предприятий и бизнеса в связи с нашей удаленностью, логистикой, другими прекрасными особенностями Дальнего Востока — он ниже, потому что расходы больше. Именно поэтому может быть, что предприниматели столкнуться с большими трудностями, потому что они не смогут рассматривать эти кредиты, в связи с тем, что они не будут окупаться, но не с их доступностью. Доступность кредитов в целом по России она будет примерно одинаковая. 

А.Ш.: Будут ли продолжать брать физические лица потребительские кредиты ввиду того, что процентные ставки по кредитам поднимутся? Каков ваш прогноз? 

А.Б.: Ну, потребительские кредиты они будут брать, это понятно, но август-сентябрь был бум, банковская система побила все рекорды в части кредитов, как ипотечных, так и потребительских. Просто сама система и действия Центрального банка сейчас направлены на то, чтобы снизить этот ажиотаж. И в первую очередь: повышение процентной ставки будет сказываться на ежемесячном платеже. Ежемесячный платеж рассчитывается исходя из доходов. Такого резкого роста доходов, к сожалению, нет. Он есть, но не позволяет сказать о том, что эти повышения процентов ставки будут перекрываться повышением доходов. Поэтому, во-первых, будет понижение суммы одобряемых кредитов. Во-вторых, на сегодняшний день Центральный банк с 1 октября, с 1 января 2024 года вводит дополнительные ограничения для банков, когда банки будут нести дополнительные расходы, если они кредитуют, например, человека, у которого больше 50 или 80% его доходов уходит на погашение кредитов. Соответственно, для банков будет невыгодно выдавать, поэтому будет больше отказов. Ну и понятно, что какое-то охлаждение я планирую, что на рынке будет и в конце 2023 и в начале 2024. 

А.Ш.: А под что вы порекомендуете брать потребителям кредиты в нынешних условиях? Какую стратегию выбрать на рынке потребительских кредитов обычному гражданину на ближайшую и долгосрочную перспективу? 

А.Б.: Первая стратегия. Все физические лица, если это наемные сотрудники, то они находятся на обслуживании зарплатных проектов своих организаций в каком-то банке. Как правило, в этих банках всегда есть льготы для тех клиентов, которые обслуживаются по зарплатному проекту. Это снижение процентной ставки, увеличение суммы, потому что банк понимает, какие доходы человек получает, он может отслеживать какие траты. Для него клиент более понятен. Поэтому первая стратегия — это либо вы обсуживаетесь в этом банке и вас все устраивает. Но на сегодняшний день уже достаточно давно так называемое зарплатное рабство отменено и человек может в любой банк перевести свое получение заработной платы, прийти к своему работодателю и сказать, я хочу получать деньги в таком-то банке, где более выгодные условия. Это первая стратегия, как вы спросили. 

Вторая, мне кажется, в связи с тем, что будет уменьшение суммы и увеличение количества отказов, то все-таки потребительские кредиты брать, но брать на первоочередные нужды, на то, на что затраты будут достаточно колоссальны, и понятно, что здоровье, учеба детей — это те затраты, которые необходимы. На отдых и подобные вещи, все-таки, тратить скорее всего придется из запасов, потому что очень дорогим будет либо отдых, либо развлечение за счет кредитных ресурсов. 

О НЕДВИЖИМОСТИ: БЕСПРЕЦЕДЕНТЫЙ РАЗРЫВ В ЦЕНАХ
А.Ш.: Существует много разных прогнозов о поведении рынка недвижимости в условиях дорогой ипотеки и льготных ипотечных программ. Что будет с рынком недвижимости в 2024 году в нашей стране и на Дальнем Востоке в частности? От чего это зависит? 

А.Б.: Сейчас очень много прогнозов по поводу рынка. Открываешь интернет, открываешь Телеграм (18+). С одной стороны — все упадет, стоимость упадет, хотя по-прежнему все растет. С другой стороны, по-прежнему нас призывают вкладываться в недвижимость, огромное количество новых проектов с каждым днём мы всё видим. Там начинают строиться, там начинают строиться и так далее. На сегодняшний день очень сложно делать прогнозы, потому что, ну на мой взгляд, есть на сегодня два основных игрока, которые смогут значительно повлиять на рынок недвижимости.

Первое — это государственная политика, второе это Центральный банк. Центральный банк буквально за последние несколько месяцев ввел определенные ограничения по потребительским кредитам, например, он ввел и поднял ставку первоначального взноса с 15 до 20%. Уже когда было только предположение, что поднимут с 15 до 20%, некоторые эксперты утверждали, что это снизит потребность на 30%. Только вот на эти повышения на 5%. Плюс опять же сейчас, как и по потребительским, так и по ипотечным кредитам, Центральный банк вводит ограничения и дополнительные расходы для банков в части резервирования, когда платежи по кредиту будут превышать определенный уровень доходов населения. Соответственно, одобряемость таких кредитов также будет падать.

Но при этом есть льготные программы. Есть льготная программа с господдержкой, есть Семейная ипотека, есть Дальневосточная ипотека, очень востребована именно на Дальнем Востоке. И по ним на сегодняшний день никаких ограничений нет. И при условии ставки в 15% годовых, имею в виду ключевой ставки Центрального банка, по таким льготным программам ставка на сегодняшний день варьируется до сих пор от 0,5% до 8%, то есть значительный рост, на порядки. И поэтому, с одной стороны, есть Центральный банк, который пытается каким-то образом минимизировать риски для банковской системы. С другой стороны, есть государство, которое настроено на то, чтобы люди улучшали свои жилищные условия и, соответственно, строительная отрасль, которая является одним из драйверов роста в целом экономики Российской Федерации, развивалась. Поэтому это взаимодействие вот этих двух ключевых игроков. Еще раз говорю, на рынке есть очень много других различных факторов, потому что, понятно, есть московский рынок, я имею ввиду Москвы, есть рынок регионов, есть разные проекты строительные, где там маленькие квартиры, большие квартиры, имею ввиду двух-трехкомнатные.

Все по-разному. Но вот мне кажется, взаимодействие вот этих двух игроков в первую очередь и повлияет на развитие. Я не жду каких-то коллапсов на рынке. Я думаю, что наше государство сможет плавно, с одной стороны, остудить определенный ажиотаж на этом рынке. С другой стороны, плавно вывести потребителей из этого ажиотажа, но при этом рынок останется прогнозируемо развивающимся.

А.Ш.: Цены на жилье, на ваш взгляд, будут расти? 

А.Б.: Ну да, пока да. В связи с тем, что пока идет инфляция и не прогнозируется снижение инфляции, я думаю, что расти будут. 

А.Ш.: А в каких параметрах? 

А.Б.: Не скажу. Это такое гадание на кофейной гуще. Потому что мы не ожидали. То есть на сегодняшний день в том же Хабаровске, оценка жилья 200 за квадратный метр когда-то казалась очень и очень далеким, сейчас это является данностью, поэтому сложно сказать, как она будет развиваться — или плавно, или какими-то скачками. Здесь не хочу выступать, у меня нет каких-то моделей, которые позволяли бы мне сказать: вот по моей модели будет примерно такая цена. Я и скажу из того, что инфляция есть, значит и рост цен будет. Единственный вопрос на сегодняшний день — никогда такого не было, а вдруг случилась разница между вторичкой и первичкой, потому что все, понятно, что все льготные программы, они рассчитаны на первичную ипотеку, на первичный рынок. А вторичные, говорят, что доходит разница до 20-30%. Не проверял, но вот некоторые эксперты утверждают. Вот здесь вопрос, как этот, меня интересует, как этот вопрос будет развиваться. Вы можете прийти на вторичный рынок, ну понятно, со своими деньгами, с запасами, купить примерно такую же квартиру. Это та же квартира в первичке, то есть человек, который купил ее для инвестирования в новом доме, и он вышел — это уже вторичный рынок. 

А.Ш.: А останется ли выгодным инструментом инвестирования жилье на первичном рынке?

А.Б.: Это же психология, мне кажется, в большей степени, как один из вариантов инвестирования, наверное, да. Ну, потому что, во-первых, мы все растем, у нас дети, для детей покупается. Мы говорим, это называется бытовая ипотека. А вот инвестиционная — надо смотреть, потому что на сегодняшний день в отдельных регионах уже арендовать выгоднее, чем покупать в ипотеку. Поэтому, соответственно, кто считает в долларах, валюте, те считают, что рынок недвижимости, наоборот, уже там сколько-то лет падает. Поэтому тут надо в каждом отдельном случае считать, какая рентабельность, то есть сделки, которые есть. Все считают. Поэтому как вариант инвестирования всегда останется. 

О НАКОПЛЕНИЯХ: ЗОЛОТО ЛУЧШЕ ДОЛЛАРА

А.Ш.: Куда на сегодняшний день вкладывать деньги? Какие инструменты использовать простому среднестатистическому гражданину для того, чтобы сохранить и приумножить свои накопления? 

А.Б.: Нет единого рецепта в части сохранения. Вот мы с вами, вы человек, который любит рисковать, а я более консервативных взглядов. И у нас с вами разные способы будут сохранения, потому я могу положить деньги на вклад на полгода и не вспоминать о них. А вы будете через каждую неделю мониторить ставки по банкам и пытаться эти деньги положить под более высокие, потому что вы психологически по-другому настроены. Поэтому для тех, кто привык к консервативной ситуации, — это вклады, это облигации на сегодняшний день государственные либо другие.

Многие сейчас покупают и интересуются золотом, причем золотом как в монетах, так и в слитках. И на сегодняшний день в банках очень большой выбор золота, начиная от 1 грамма, маленькие слитки, заканчивая килограммовыми слитками. Люди более рискованные, привыкшие постоянно находиться в движении, для них это в первую очередь акции и какие-то другие, очень активные, когда он может каждый день этим заниматься. Единственное, что на сегодняшний день, буквально недавно, Санкт-Петербургская биржа попала под санкции, а она была единственным таким легальным источником, когда можно было вкладываться в иностранные ценные бумаги. Но рынок ценных бумаг российских эмитентов не такой большой, но он тоже есть. Есть все-таки различные инструменты — зарабатывать на курсе валют. 

А.Ш.: А какие инструменты используете вы? 

А.Б.: Я очень консервативный, поэтому вклады. Вклады и золото. 

А.Ш.: Доллар за 30 лет вырос 15 раз. Некоторые эксперты говорят, что вот-вот и он рухнет. Стоит ли на ваш взгляд хранить свои накопления в долларах? 

А.Б.: Все-таки в моем понимании, как эксперта, на сегодняшний день доллар является в большей степени средством платежа. И та часть накоплений, которая у вас в долларах, соответственно, это то, что вы можете потратить на путешествие, в любом случае, там и является средством платежа это доллар. А вот в части накоплений я бы уже не рекомендовал. Это может быть еще как спекулятивное вложение, но имеется в виду, поиграть именно как в части дохода. Но вот именно как накопление, как инвестиция в части накопления на какой-то там срок длительный, я бы уже не рекомендовал. 

А.Ш.: Почему? 

А.Б.: В любом случае в накоплениях есть такая ситуация, как ликвидность. Это когда ты можешь быстро продать, купить. И мне кажется, что в этой ситуации есть определенные риски не со стороны нашего государства, а со стороны наших партнеров на Западе, которые на сегодняшний день каждый раз пытаются внедрить какие-то новые и новые ограничения. Только с этой стороны. 

А.Ш.: Многие граждане хранят свои деньги хоть где, лишь бы не в банке. С чем это связано, на ваш взгляд: с низкими процентными ставками по вкладам или с отсутствием доверия к банковской системе? 

А.Б.: Вы сейчас пошутили с низкими процентными ставками, при ключевой ставке в 15 годовых, как бы на сегодняшний день? Те вклады, которые рекламируются, это больше 15 годовых точно вы можете получить. Поэтому, нет, это дело привычки. На мой взгляд, люди, которые хранят это, первое, это привычка, второе, это доходы, которые не хотелось бы показывать.

Потому что все-таки банк — это определенная легализация и открытие своих доходов. А в связи с тем, что все равно есть и серый, и черный рынок, то мне кажется, что основная причина либо привычка. Потому что объем денег, хранящихся в банках огромен, и он на сегодняшний день опять увеличивается, сейчас ставка опять пошла вверх, опять люди понесли деньги в банки. Понятно, что процентный доход просто колоссальный, люди пытаются это зафиксировать. Сейчас очень модные там, те же вклады на 3 года, когда ты можешь положить на 3 года под 15% годовых. Я бы так не рекомендовал, потому что все-таки, я бы рекомендовал сейчас максимум годовые какие-то вещи. Сложно прогнозировать, что будет, мы живем в очень ускоряющемся мире.

И на три года… Это сегодня кажется, 15% годовых — это очень много, а через полгода это может быть очень мало, при развитии определенных событий. Поэтому вот полгода-год — это да. Поэтому гарантии от государства в части возврата кредитов есть, причем они постоянно растут, сейчас уже миллион четыреста тысяч рублей.

А.Ш.: Инфляция разве не съедает эти процентные ставки? 

А.Б.: Съедает, но у нас на сегодняшний день официальная инфляция ниже, но все равно.

А.Ш.: Мы же понимаем…

А.Б.: Но если деньги лежат у вас под подушкой, они вообще не работают. Ну, то есть если мы говорим о… Я понимаю, если человек вкладывает в бизнес, в учебу, в себя, как говорят, что сейчас вот там надо в первую очередь. Я сторонник того же, что надо вкладывать в себя, но если у вас деньги лежат под подушкой или, не знаю, в сейфовой ячейке, еще что-то, эти деньги не работают и ваши потери от той же инфляции еще больше. 

А.Ш.: Как распознать самый выгодный вклад? Как вы это делаете, коль вы используете консервативную модель и храните свои деньги на вкладах?

А.Б.: Ну, во-первых, не покупаться на маркетинговые придумки банков. Почему? Потому что та ставка, которая рекламируется и большими буквами пишется на рекламном плакате либо проходит по телевидению, она не всегда на тот срок или на ту сумму, которую вы думаете. То есть в этой ситуации, когда вы приходите, вы должны всегда, у операциониста, он обязан вам это сделать по закону, и Центральный банк за этим очень четко следит и отслеживает, рассказать все условия вклада. Поэтому, в первую очередь, надо читать условия вклада, потому что там высокая процентная ставка может, например, быть на первый месяц или на определенную сумму. А вы выше положили, например, сумму, а на ту сумму начисляется уже какая-то другая процентная ставка. То есть очень много всего зашито именно в условии договора. Поэтому просьба, приходя в банк и увидев рекламу и говоря о, я пойду туда, обязательно сказать: распечатайте мне, пожалуйста, все условия по вкладу. И очень внимательно их читать. И тогда, в принципе, на сегодняшний день есть очень хорошие условия.

Второе, по поводу банков, их устойчивости уже на сегодняшний день, я не помню, последний раз отзыв лицензии у банка, я не помню, когда уже был. Если вспомнить, раньше в месяц там по пять, чуть ли не по десять отзывали лицензии, то есть сейчас этого нет, поэтому там устойчивость банка достаточно высокая у всех, кто остался на этом рынке, поэтому нужно искать выгодные условия, ну и я всегда, когда размещаю, понятно, что минимум три предложения я рассматриваю. Не останавливаюсь только на одном. Всегда сравниваю предложения конкурентов. 

ОТКЛЮЧИЛИ ОТ SWIFT? ПОДКЛЮЧАЕМ СПФС

А.Ш.:  Как изменилась банковская сфера за последние полтора года с момента наложения санкций на нашу страну и отключения нашей системы от SWIFT?

А.Б.: Тяжело, было очень тяжелое время, но банковское сообщество показало, что оно умеет работать в очень критичных условиях. Во-первых, проявилась устойчивость банковской системы, когда роль лидеров в рамках валютных ограничений показали небольшие банки.

Потому что до них рука санкционная не дотянулась, и в первые полгода-год и на сегодняшний день они, в принципе, для среднего предпринимателя, для мелких предпринимателей, они в принципе закрыли эту нишу. Я имею в виду части платежей и на сегодняшний день они достаточно успешно работают. Это показало, вот это яркий пример того, почему на рынке должны быть не только крупные, но и средние, и небольшие банки. Как раз вот в такое время показало правильность вот такой стратегии, когда там у нас не только большие-большие такие как Сберегательный банк. 

Второе, большие крупные банки, те кто попали под санкции, также нашли способы и на сегодняшний день все банки, кто под санкциями, уже начали проводить валютные операции. Но понятно, что это в первую очередь через три направления, основные три направления. Первое направление большое — это Китай, то есть напрямую с китайскими банками. Второе направление — это Восточная Азия, Арабские Эмираты и все, что там с ними связано. И третье направление — это наши страны СНГ. Армения, Грузия, Казахстан, Узбекистан, Киргизия, то есть как бы через них. Поэтому вот еще в 2014 году наш Центральный Банк разработал систему СПФС — система перевода финансовых сообщений. По-моему, так расшифровывается. В 2014 году ее запустили, в 2015 году ее ввели. На сегодняшний день к этой системе — это аналог SWIFT — к этой системе подключилось более 400 уже банков и других компаний, и причем из них более 100 — это не резиденты.

То есть мы работаем через эту программу. Еще в 2014 году, соответственно, это все было сделано. Поэтому и вот как раз за счет этой программы мы работаем с различными банками и в СНГ, и в Азии, и с Китаем. 

А.Ш.: То есть расчеты производятся по внешней торговой деятельности именно через эту систему и через эти страны? 

А.Б.: Да, либо через системы стран. В Китае у них своя система. Но в основном, да. 

О КРИПТОВАЛЮТЕ И ЦИФРОВОМ РУБЛЕ: ОДНО НЕЗАКОННО, ДРУГОЕ НЕПОНЯТНО

А.Ш.: Используется ли во внешней торговой деятельности криптовалюта? И может ли государство контролировать ее перемещение? 

А.Б.: О криптовалютах есть закон, который также вступил у нас в силу, где криптовалюта признана имуществом, но при этом она не имеет права быть средством платежа. Поэтому если вы платите криптовалютой, вы нарушаете закон Российской Федерации. 

А.Ш.: Можно сказать, что это бартер.

А.Б.: Нельзя. Поэтому именно криптовалюты, которые есть на рынке, — не цифровой рубль Российской Федерации, а именно криптовалюты различные, там биткоины, их там уже больше сотни, — они на территории Российской Федерации не могут быть средством платежа. Это наказуемая тема. Это, скорее всего, есть, но опять же мы говорим либо о сером, либо о черном рынке. Поэтому криптовалюта на сегодняшний день это как один из вариантов для очень активных людей, как вариант инвестиций. Сейчас, насколько я знаю, там очень хороший рост на этом рынке, но опять же — он то падает, то поднимается, на этом люди и зарабатывают. Но как средство платежа, еще раз говорю, на территории Российской Федерации это запрещено. 

А.Ш.: В России активно обсуждают введение цифрового рубля. Что это такое и для чего он нужен, и какие отличия от криптовалюты?

А.Б.: Основное отличие от криптовалюты сразу — эмитентом является Центральный банк Российской Федерации, а не там группа лиц либо юридическое лицо, то, что мы видим по криптовалютам. После того, как принят закон, соответственно, у нас будет с вами три вида денег. Первое — это наличные деньги, второе — это безналичные и третье — это цифровые.

А.Ш.: Как это отразится на банковской сфере, расходах бизнеса и обычных граждан?

А.Б.: Сейчас идет тестирование. 13 банков, 600, по-моему, клиентов. На втором этапе должны прибавиться еще 16 банков. Все будет зависеть от того, как это тестирование будет проходить.

Для граждан есть плюсы и минусы. То есть, легкость получения. Скорее всего, в моем понимании, цифровая рубль будет применяться для того, чтобы люди достаточно быстро и точечно получали какие-либо бюджетные деньги. Ну, имеется в виду различные льготы, выплаты. А из минусов, то, что цифровой рубль — это четкое отслеживание твоих расходов. Он не может на каком-то этапе пропасть, то есть это будет видно, куда ты их направил, как, где ты их потратил, это полностью открытая информация.

А.Ш.: А перевести в наличные нельзя цифровые?

А.Б.: Можно, у тебя будет некий электронный кошелек на платформе Центрального банка Российской Федерации, насколько я правильно понимаю, как это будет работать. Ну и да, ты можешь его перевести в наличные, ты можешь его перевести в безналичные. Но вот как это будет происходить и каков будет перевод, вот это как раз сейчас и тестируется. Но еще раз говорю, это плюс — легкость и плюс безопасность, минус — это полностью открытая прозрачность.

А.Ш.: А для банковской сферы и бизнеса? 

А.Б.: Для банковской сферы, по большому счету, банк здесь он будет предоставлять некие дополнительные сервисы, но сами рубли будут находиться у Центрального банка, поэтому в этой ситуации банки будут как какие-то дополнительные сервисы, на сервисах зарабатывать. Поэтому я пока четко не понимаю и не вижу роль банка. Честно, не вдавался в такие тонкости.  

А.Ш.: А после введения не будут ли терять банки деньги на эквайринге?

А.Б.: Да, да. Ну вот самый первый вопрос. Я говорю, что в этой ситуации получается, что, если сейчас есть Центральный, то есть там уровня, система классическая: Центральный банк, коммерческие банки, как бы дальше идут клиенты, то сейчас напрямую Центральный банк — клиент. Потому, что он напрямую, кошелек будет у Центрального банка, не у банка какого-то коммерческого, а у Центрального банка. Клиент начнет фактически взаимодействовать с Центральным банком Российской Федерации, потому что у него деньги будут лежать именно в Центральном банке. Тогда роль банков здесь? Вот почему идет тестирование. Как это будет? Какие сервисы будут необходимы для того, чтобы цифровой рубль заработал? 

А.Ш.: А бизнес выиграет от этого?

А.Б.: Я на самом деле удивлен в том, что цифровой рубль вводят именно для физических лиц. Потому что мне казалось — наоборот, опять же это мое личное мнение, что цифровой рубль более бы был выгоден в части именно юридических лиц, когда ты различные бюджетные деньги вводишь в экономику и тогда есть жесткий контроль о его целевом использовании, не надо содержать аудиторов, контролеров, это автоматически прослеживается. Но почему-то решили начать с физических лиц. Не могу комментировать то, что не знаю, и у меня нет источников, которые я бы мог прокомментировать.

А.Ш.: Будут ли существовать банки в прежнем виде через 10 лет, и к чему мы движемся?

А.Б.: В любом случае, будет ли это цифровой рубль, или будет это обычный, то, что мы привыкли к тем видам денег, которые есть. Банки, я думаю, будут существовать, финансы в любом случае сравниваются с кровью организма. Если представляем экономику как некий организм, то финансы это кровь. Поэтому банки будут в той или иной форме, хоть идет очень много споров. 

Ну вот яркий пример того же Тинькова, когда нет вообще офисов и достаточно активно развивается и есть отклик у населения. С другой стороны, у другой части населения в любом случае человек приходит пообщаться, он не готов покупать у какой-то машины какие-то вещи, то есть он приходит в банк, и это до сих пор есть и востребовано. Поэтому мы говорим именно о форме существования банка. То, что банки будут, да.

О ВРЕМЕНИ ВОЗМОЖНОСТЕЙ: ВСЕГДА

А.Ш.: Какие отрасли будут наиболее востребованы в будущем? Какие навыки и знания необходимо получать молодым людям, для того чтобы быть конкурентными в будущем на рынке труда? 

А.Б.: Мне кажется, на рынке уйдет уже возврат к техническим специальностям. Мне кажется, что на сегодняшний день мы возвращаемся, но возвращаемся творчески, диалектически. Мне кажется, что будут востребованы технические специальности, но с наличием творческой жилки. Поэтому возвращаются химия, физика, то есть точные науки, потому что этого на рынке точно не хватает. Поэтому я бы посоветовал будущим мамам или уже мамам и родителям отдавать детей или работать с детьми в части направления их именно на инженерные специальности.

Но при этом развивать в детях творческие способности, потому что именно сочетание точных наук и творческих способностей как раз и будет залогом успеха, как мне кажется, в середине этого века. 

А.Ш.: Многие считают, что кризис — это время новых возможностей. На ваш взгляд, наступили ли эти новые возможности и как их не упустить?

А.Б.: Я тоже был приверженцем этой теории. А на сегодняшний день я считаю, что любое время — это время возможностей. И только некие наши внутренние отговорки, либо внутреннее нежелание что-то делать, мы под это дело начинаем что-то, какие-то факты подкладывать, для того чтобы этого не сделать. Мне кажется, я просто общаюсь с “Деловой Россией”, с общественной организацией “Деловая России”. И очень много я смотрю на людей, общаюсь с предпринимателями. 

Вот для них любое время, будь то 90-е, будь спокойные 2000-е, либо вот сейчас, они всегда очень неспокойные, они всегда горят желанием что-то делать, какие-то ищут возможности, постоянно что-то у них не получается, они восстают как феникс из пепла, начинают находить какие-то другие направления. Поэтому мне кажется, любое время, было бы желание, время возможностей. Да, наверное, на переломных этапах иногда срабатывает так называемый социальный лифт, когда, например, в 90-е годы знание английского языка могло быть тем лифтом, который тебя резко выталкивает наверх. Вот у меня несколько знакомых устроились в банк, не имея экономического образования, но только потому, что они знали английский язык.

Наверное, в такие переломные моменты какие-то отдельные знания могут тебя резко выбросить наверх, но удержаться там это тоже труд, это тоже целое… Ты можешь воспользоваться этой возможностью, а можешь — нет. Поэтому, наверное, увеличение этих количества лифтов или батутов, которые резко подбрасывают тебя вверх, наверное, такое время на сегодняшний день, да, наверное, оно есть.

А.Ш.: В завершение нашего разговора, что могли бы сказать нашим зрителям? 

А.Б.: А вот в продолжение вашего предыдущего вопроса о том, что всегда гореть желанием что-то делать. Жизнь очень и очень интересна, и предпринимательская, и банковская, и просто жизнь. Главное — было бы желание искать те интересные моменты, которые бы тебя вдохновляли. Поэтому я всем пожелаю именно побольше желания. 

А.Ш.: Дорогие друзья, если вам понравилось наше видео-интервью, подписывайтесь, ставьте лайк, пишите ваши комментарии. Алексей Владимирович, спасибо, до новых встреч!

А.Б.: До новых встреч.

Поделиться

Обратная связь